неча на роршаха пенять, если vanish палёный
А следом умер Артём.

Неделю бухал и бредил,
дрался с призраками,
ходил со тьмой на лице.

И мы, и соседи,
что знали Тёму,
не вмешивались, привыкли,
и только в самом конце,
когда уже стало страшно -
скрутили его,
отпоили чаем,
отвели домой,
уложили спать.

Тёма буянил, а мы кричали
многоэтажно -
откуда нам было знать
чем всё закончится…

Утром его вынули из петли,
уже холодного,
навсегда притихшего,
неживого.

Содрогнулись, но слёзы никто не лил -
ни слова лишнего,
ничего такого.

Двадцать три всего,
и не стало нашего Тёмки.

Теперь лишь забывший нас Бог
способен войти
в его безвыходность,
в заплутавшей души потёмки.

@темы: @темы