• ↓
  • ↑
  • ⇑
 
11:43 

лик майских гроз, небесное явленье

неча на роршаха пенять, если vanish палёный
(из венка сонетов к Молнии)


Лик майских гроз, небесное явленье,
из бездн к тебе взываю, устрашась
цепей ночного мрака. Света власть,
отмеченная знаком вдохновенья, -
тебе присуща по твоей природе.
Во тьме земля, но и на небосводе
одна лишь ты в отсутствие луны
единственная светишь нам ночами,
когда нет крыл за нашими плечами,
а мы - черны, и Небу не нужны.
Коснись меня своим огнём, я верю:
с тобой вовек не уподоблюсь зверю.
О, Молния, спасение от тьмы,
ниспосланное нам во дни зимы.

@темы: @стихи, @венок сонетов

20:57 

мгновенье света в океане тьмы

неча на роршаха пенять, если vanish палёный


(из венка сонетов к Молнии)


Мгновенье света в океане тьмы,
единственная трещина во мраке.
Сегодня я, в отчаяньи и страхе,
творю молитву узника тюрьмы,
оставленного миром и богами
для созерцанья грязи под ногами;
лишённого прощения навек.
Я, из высот низвергнутый на землю,
не Небу, но земному свету внемлю,
и жду его, как смертный человек.
Кромешна тьма, но я молюсь в надежде
огонь возжечь духовной смерти прежде.
Греми, мой гром, и высекай горенье
Отточенное лезвие творенья.

@темы: @стихи, @венок сонетов

00:08 

пристегнул я котика

неча на роршаха пенять, если vanish палёный
Пристегнул я котика ремешком,
и пошли мы с котиком в ночь пешком.
Котик смотрит весело на меня:
Что, дружок, прижало, да? Всё фигня.

Не жалей о сделанном, не тужи,
чёрными по белому будем жить -
буковками-строчками по листам,
тихими шажочками по местам.

Коли сел с судьбой играть, то не вой.
Ведь и помирать-то нам не впервой.

@темы: @стихи

14:19 

умирание

неча на роршаха пенять, если vanish палёный
Вот живой, словно мёртвый, уводишь слова в стихи -
и уже кто прочёл – на поминки пришёл, как будто.
И ступеньками в вечность таблетки твои тихи,
и последним считаешь каждое новое утро.

Ты склоняешь себя в изнурительный злой падеж.
И приходит ужас, беспомощность болевая.
Пахнешь не то что смертью – концом надежд,
капли снотворного в бессонницу доливая.

И тогда понимаешь, что жизнь досталась не зря
(Боже, сколько детей убито стальной кюреткой!) -
отгоняешь боль, достаёшь "я с вами" из "я",
дышишь страшно, свистящим шёпотом, редко-редко.

И приходит день, и подушка твоя мокра,
за окном только дождь, листопад, затяжная осень.
Чудеса прорастают из битого злом добра,
и листочек оливы испуганный голубь носит.

@темы: @стихи

21:41 

мать городов ру

неча на роршаха пенять, если vanish палёный
петро обижен на россию
хотя ни разу не бывал
и города её ругает
всех больше киев ихню мать

@темы: @стихи, @пирожки

17:35 

гей в военкомате

неча на роршаха пенять, если vanish палёный
Коля назвался геем. Чисто чтоб не служить.
Жизнь оказалась злее - глиссады и виражи.
Били его гомофобы, лапали голубцы.
И, отбелиться чтобы, к девкам залезть в трусы -
стал он ходить в тельняшке и самогонку жрать,
Машку хватать за ляжки, матом иуд ругать.
Только в военкомате был голубой, как ель:
в стрингах и при помаде - новый призыв, апрель.
Ждал военком приказа геев пустить в распыл -
точит страну зараза, страшно за фронт... и тыл.
Но до поры, до срока, виду не подавал -
сев к содомитам боком, справки им выдавал.
Чуть откосив от долга (в долг у страны не брал,
тени и тушь на полку), Коленька глотку драл.
Сызнова петушился, с пафосом в словесах
клял-проклинал фашистов, стих про Донбасс писал.
Митинг, где дуры-лесбы взялись права качать
(эх, и на лесбу влез бы) бил-разгонял, крича
"Нет пропаганде вражьей! Верую в домострой!"
В церковь ходил, и даже Мизулину звал сестрой.
Стали его бояться. стали его уважать.
Коля в тот день разговлялся, мясо хавал с ножа,
и выпивший друг - ну надо ж! - хлопнул его по спине,
и Коля наделся на нож, и вскоре окоченел.

Очнулся - белые стены, и музыка - Вагнер? Бах?
И строгий старик, и дело 105-РВК в руках.
Неужто, каким-то чудом... Но дед обжёг, как огнём:
"Ступай Николай, отсюда. Мы пидоров в рай не берём".

@темы: @стихи

01:10 

клопы и гвозди

неча на роршаха пенять, если vanish палёный
читал что в индии факиры
лежат подолгу на гвоздях
а вот у нас клопы в общаге
и спим на них и ничего

@темы: @стихи, @пирожки

18:22 

хэппи нью йеааа

неча на роршаха пенять, если vanish палёный
нет мы не шлюхи мы снегурки
а что в одних трусах сейчас
так то чтоб легче было праздник
встречать

@темы: @порошки, @стихи

00:48 

опростился

неча на роршаха пенять, если vanish палёный
пожалуй барин к нам на чарку
помянем анну и вопще
ты это брось ходить в раздумьях
и воскресение писать

@темы: @пирожки, @стихи

22:32 

месть барашка

неча на роршаха пенять, если vanish палёный
начальник я не выпиль водка
я резаль в тамбур мой баран
его нога нечайна дёрнуль
стоп-кран

@темы: @стихи, @порошки

23:28 

бес ашибек

неча на роршаха пенять, если vanish палёный
пеши отчед кричит таджику
мкртыч гагикович ермбердянц
пеши па ручки бес ашибек
и в падежох не накосяйчь

@темы: @стихи, @пирожки

22:45 

спектакль

неча на роршаха пенять, если vanish палёный
Минутами не дорожили.
Любили. Ждали. Звали. Жили.
А время тёрло в жерновах
всех тех, с кем некогда дружили,
всех, для кого наряды шили -
и эта пьеса не нова.

На иглы чувств сюжет нанизан,
мораль распалась на репризы,
не тает бутафорский снег.
Суфлёр о чём-то шепчет снизу,
его не слушают актрисы.
И время - стук сердец во сне.

Зал то смеётся, то рыдает,
то в свист, то вдруг цветы кидает.
А героиня и герой
уж столько лет в любовь играют,
что на подмостках умирают
по-настоящему порой.

@темы: @стихи

00:26 

северные траблы

неча на роршаха пенять, если vanish палёный
олени сильно обнаглели
всю брагу выпили и брют
брезент сожрали и бахилы
и б***ь ведь всё на букву бэ

@темы: @стихи, @пирожки

03:00 

майоры

неча на роршаха пенять, если vanish палёный
Жена права: с военными не пей.
Особенно - с пехотными волками.
Размыта водкой правда портупей,
но славы пуще прежнего алкали
те два майора, Кузин и Мртычан -
враги рассудка, мирной жизни вывих -
напились вдрызг, до строевых бельчат,
и от стволов оттаскивали мы их.
А кстати, зря - нетрезвая дуэль
была бы окончанием банкета.

Но я майоров вытолкал отсель
не просто так, а именно за это.

@темы: @стихи

02:25 

эльсинор

неча на роршаха пенять, если vanish палёный
эльсиноров омут, где жили черти
или кто похуже - зарос, зачах.
только ветер флюгеры сплетен вертит:
не сойдя с ума - не постигнуть смерти,
а сойдя с ума - не сыскать врача.

месть вступает в августы и апрели,
доверяясь искренности меча.
лицедеи выпили и допели,
датский принц грустит по ручьям форельим,
по офельим выбеленным плечам.

путь героев выбит в седом граните,
кровь из ран как тёмный сироп течёт.
фортинбрас придёт, чтобы хоронить их,
а редакторы скажут - нет, извините,
и велят шекспиру: пеши исчо.

@темы: @стихи

02:09 

листовки

неча на роршаха пенять, если vanish палёный
ну вампир и что?
листовки вот раздаю
там про донорство

@темы: @хокку, @стихи

08:36 

недочит

неча на роршаха пенять, если vanish палёный
В пылу досвадебных постов
нечитанная книжка просит:
читатель, трахни
хоть об стол,
но дочитай!

Страница восемь:
уже воротит и тошнит,
но чтец упёрт, стальные нервы.

Она: возьми меня, сожми.
А он у книжки - самый первый.

Её странички шелестят,
(хоть корешок уже лоснится):
других читать не смей! Есть я!!
Меня!!!
А прочие - блудницы.

Забудь их манкие стихи
и многострочные оргазмы -
они токсичны, как стрихнин,
и поразительно заразны.

Читай меня, меня, меня,
слюни, листая, пальца кончик.

Аж взмок читатель: вот же ж хня!
Читает, и не может кончить.

@темы: @стихи

09:00 

без парашюта

неча на роршаха пенять, если vanish палёный
Казнён? Помилован? Узнать бы…
- Доел свой пряник? Пробуй кнут!
Разводами кончались свадьбы,
поминки – танцами, и тут
я, наконец, прозрел, пожалуй,
и вслед за Блэром повторю:
жизнь коротка, не тратьте жалоб
на недостойную херню.
Без извинений, оправданий,
и бесполезной суеты
живите, сердце не поранив -
и чтоб вокруг одни цветы,
и чтобы дней земных не жалко,
и чтобы ноты брать на слух.
О двух концах Господня палка -
а не ухватишь сразу с двух.
Не в том беда, что энтропии
мы наперёд обречены, -
нас просто слишком торопили
любить банкноты и чины.
Но всё обман и льстивый морок -
нагим пришёл - нагим уйдёшь.
И следом все, кто мил и дорог,
кто был хорош и нехорош.
Жизнь – микс из мёда и тротила,
стихов измятые листы,
и, как Раневская шутила –
прыжок в могилу из п**ды.

Вот прыгнешь – сердце замирает,
но не тревожится ничуть.
Без парашюта, да, я знаю -
а всё равно – лечу, лечу!

@темы: @стихи

20:24 

евгении чуприной

неча на роршаха пенять, если vanish палёный
Ужели, Женя, в самом деле,
Сгорели карусели все?
Любил я эти карусели...
И вот - потерян насовсем.
Не любы стали мне хореи,
и ямб пирушки холостой.
Не пишет Репин акварели,
и опростился граф Толстой.
В упадке славная держава,
мерзавцы в Думе и, уныл,
бредёт Арбатом Окуджава,
а Блок - во Фландрию уплыл.
Не любы стали струны лиры
отныне мне. Я был поэт -
и кем я стал? Одни сатиры
крошат копытцами паркет
моей запущенной квартиры.
Моя невеста виски пьёт.
Над златом чахнут ювелиры.
Сосед жену под вечер бьёт.
Хулит «Единая Россия»
воров, ментов и беспредел.
Трясёт Японию стихия.
Рябины куст в саду зардел.
И хоббиты, наевшись дёрна
пошли на гоблинов войной.
И сплина прорастают зёрна
на ниве чахлой и пустой
души моей нетерпеливой.
Уже зима катит в глаза.
В моей машине горделивой
примёрзли ночью тормоза.
А вдруг на школьницу наеду?
Дитя невинное с бантом
годами будет к логопеду,
ходить, наверное, потом.
Я сам дитя ещё... Распутство
и кутежи по кабакам
во мне почти убили чувство
любви к берёзкам и стогам.
Но меж брюнеток и блондинок,
(и рыжих, что уж тут скрывать),
иду я, кроток аки инок,
с мечтой издать газету «Мать».
В метро зловещие старухи
мне кары грозные сулят.
Но тщетно, ухи мои глухи,
и даже зубы не болят.
Я - царь Шумера и Аккада,
Петрония Арбитра зять.
Меня прельщает не награда,
но лишь победа буквы ять.

Увы, утрачены надежды,
и розы вянут и гниют.
И по-уайлдовски одежды
черны мои, и горек брют...

@темы: @стихи

18:48 

подвиг гроссмейстера

неча на роршаха пенять, если vanish палёный
он был прекрасным шахматистом
и помер-то как хорошо
с одной ладьёй на хулиганов
пошёл

@темы: @порошки, @стихи

caught a lite sneeze

главная