• ↓
  • ↑
  • ⇑
 
11:24 

гег и гог

неча на роршаха пенять, если vanish палёный
мамзель зачем вы пьёте водку
у стен гостиного двора?
ах гегель умер вот ведь горе
читайте гоголя он жив

@темы: @пирожки, @стихи

01:06 

особе икс, небесному явленью

неча на роршаха пенять, если vanish палёный
Особе Икс, небесному явленью.

О, сколько лет с того минуло дня,
когда я Вам писал, и, к сожаленью,
не в добрый час в Москву несёт меня.

Но - по порядку. Ветры жизни били
судьбы моей мятежной утлый чёлн.
И гибель ежечасно мне сулили.
Но я всё жив, и к Вам приязни полн.

Я помню, как в года спокойной жизни,
цвела страна моя, не ведая невзгод.
И верен был возлюбленной Отчизне,
и королю, и Богу мой народ.

Я рос, как деревце, забот не знал до срока -
примерный сын, наследный дворянин.
Леса, поля, прибрежная осока,
морской простор, спокойствие равнин:

всё было для меня. Мой мир был светел.
Он складывался в первые стихи
(хоть букв ещё не знал я). Вольный ветер
трепал мне волосы на берегу реки.

В шато фамильном, в счастье и достатке
жила семья моя: отец и мать, сестра.
Десяток слуг хранил наш дом в порядке.
Я так любил их всех… Но жизнь быстра.

Беда пришла незвано, в одночасье:
Париж восстал, казнили короля.
И Революция, суля народу счастье,
омыла кровью Франции поля.

Свободу от присяги и закона,
и равенство, и братство всех и вся,
разбой и смуту, отголосок стона
всеобщего на знамя вознеся,

кровавое ненастье докатилось
и до седой Нормандии моей.
И гильотина каждый день трудилась,
роняя нож на плоть дворянских шей.

Барон де Бёф казнён одним из первых.
И с ним – мой дядя, гордый Валуа.
Не стало слуг, семье до гроба верных -
смерть обживала древний Сен-Круа.

Шато де Брюн разрушен. Волны черни,
ведомые фанатиками в ад,
прошли сквозь милый край лавиной гневной.
И я бежал, забыв пути назад.

Потом – скитаний вечность на чужбине.
Колонии, Канада, вечный страх.
Я, Жиль де Брюн, как щепочка в пучине,
затерян был в лесах, во льдах, в горах.

Ходил на китобое на Аляску,
метал гарпун в кита, тюленей бил.
Пиратствовал, покуда «Синеглазку»
британский бриг в бою не потопил.

Недолгий плен. Висеть бы мне на рее,
как всем, но тут нежданно повезло:
Шальным ядром с французского «Кретея»
грот-мачту англичанам разнесло.

И вот живой, пусть даже и в оковах,
я был в Квебек доставлен для суда.
Меня не наказали столь сурово,
как прочих, стороной прошла беда.

И каждый раз, от смерти ускользая,
я вспоминал о Вас, мой милый друг.
Лишь мысль о Вас, от гибели спасая,
меня хранила в дни невзгод и вьюг.

Тем временем Республика стряхнула
с груди своей кровавых палачей.
И гильотина тягостно вздохнула
в последний раз над Францией моей.

И вот, чрез океанские просторы,
шторма, и штиль, и через сотню дней
предстали очарованному взору
те берега, что мне всего родней.

Да, многое минуло безвозвратно.
Я стал другим, но Родина моя
по-прежнему мила мне, и отрадна.
И только здесь могу быть счастлив я.

Затем, кто знает, из какого сора,
пророс, вознёсся к славе Бонапарт.
Поднял страну мою из тлена и позора,
и вторгся за края французских карт.

За императором, в любые непогоды,
я обошёл Европу – со щитом.
Счастливые и памятные годы!
Я жил единым мигом, на потом,

не оставляя громы битвы, лица,
и чувства, радостные сердцу моему.
Я видел ясный свет Аустерлица -
в бою, в крови, в пороховом дыму.

Мы были счастливы, равны богам античным:
герои, вдохновенные сыны
любимой Франции. И каждый делом личным
считал превратности походов и войны.

Победами и славой озарённый,
в величии, не ведомом другим,
наш император, к цели устремлённый,
в Россию двинулся, и мы вослед за ним.

До Вильно было просто: мы крушили
любой препон на выбранном пути.
Мы вдоволь наглотались русской пыли,
но место битве удалось найти

уже вблизи Москвы. У деревушки
Бородино две армии сошлись.
Картечный град метали в воздух пушки,
и строем кирасиры в бой неслись.

Кутузов с толком выстроил редуты:
огонь из укреплённых батарей
атаку нашу смял и планы спутал.
Но к нам пришёл на помощь маршал Ней.

Мы до полудня штурмовали флеши.
И взяли их, но горькою ценой!
Смерть в строе нашем выкосила бреши
ужасные своею шириной.

Мы наступали, русские стояли
не зная страха, не жалея сил.
И нас на правом фланге удержали,
и сам я русской пулей ранен был.

Две армии, одна другой достойны.
противника не в силах сокрушить,
сражались насмерть. Бонапарт спокойно
отдал приказ резервы в бой пустить.

И наш четвёртый корпус, наступая,
с позиций русских выбил. Но уже
садилось солнце, всё во мгле скрывая,
и бой угас на новом рубеже.

Победа? Нет. Но и не пораженье.
Я шпагу подобрал, не знаю чью.
Великое и страшное сраженье
закончилось, я думаю, вничью.

Но сколько же людей на этом поле
навеки полегли! Ужасный счёт.
По божьей воле, и солдатской доле,
как знать, кого какая участь ждёт?

Печальным было утро после боя.
Мы хоронили павших. А затем
искали в снах недолгого покоя.
Но сон лишь прятал стоны в темноте.

***

Горит костёр. Москва лежит пред нами.

Я Вам пишу, мой свет, и всё молюсь,
чтоб ангелы-хранители крылами
укрыли Вас от бед, и чтобы грусть
прекрасное чело не омрачала.
лишь Вы одна мне дороги сейчас.

Ваш Жиль де Брюн. С последнего привала.
Не в самый добрый для России час.

@темы: @стихи

14:45 

аутодафе

неча на роршаха пенять, если vanish палёный
да ладно тебе
подумаешь ведьмочка
следи за костром

@темы: @стихи, @хокку

01:05 

сизиф

неча на роршаха пенять, если vanish палёный
сизиф толкает камень в горку
а камень в горку не хотит
ему такой напрасный подвиг
претит

@темы: @порошки, @стихи

11:42 

без насмешки

неча на роршаха пенять, если vanish палёный
Ещё не стёрта надпись на стене.
Ещё не поздно полюбить кого-то.
Строй смертников не знает о войне,
покамест развлекается пехота
игрою на гармонике губной.
Война жестока, люди ей - что пешки
на шахматной доске. И новый бой
уж близок и ужасен - без насмешки.

@темы: @стихи

10:00 

как вы яхту назовёте

неча на роршаха пенять, если vanish палёный
а как вы яхту назовёте?
чтоб весь наш пипл в монако ржал
мы назовём наш суперкрейсер
нужда

@темы: @порошки, @стихи

23:49 

реплика горацио

неча на роршаха пенять, если vanish палёный
Мой Гамлет, жизнь полна цветов и змей -
лишь различить их вовремя умей.

@темы: @стихи

10:01 

везёт святым и дуракам

неча на роршаха пенять, если vanish палёный
Везёт святым и дуракам,
вот так и мне везёт, похоже.
Поверьте, я не просто хам,
хотя и хам, должно быть, тоже.

@темы: @стихи

10:32 

ямщик, не гони

неча на роршаха пенять, если vanish палёный
а на таганке птица-тройка
на встречку через семь полос
ямщик без прав и пьяный просто
в навоз

@темы: @стихи, @порошки

12:14 

правда чуне

неча на роршаха пенять, если vanish палёный
Всё суетно, временно,
трепетно, пламенно.
К вольному Бремену
темнокаменному -
дорога особая,
не бархатом выстлана.

Была бы соколом -
но стала выстрелом.

Была бы ведьмою -
но стала совестью.

Не то, что новостью -
почти что повестью.

@темы: @стихи

16:06 

петроний и мельдоний

неча на роршаха пенять, если vanish палёный
Мудрый римский сенатор Петроний
много лет принимает мельдоний -
три-четыре драже
и легко на душе.
Очень ценит мельдоний Петроний

@темы: @стихи, @лимерики

12:21 

стрекоза и муравей

неча на роршаха пенять, если vanish палёный
я лето знойное пропела
и скоро в канны улечу
а ты иди в свой муравейник
и ипотеку оплати

@темы: @стихи, @пирожки

03:46 

не ищи

неча на роршаха пенять, если vanish палёный
А вот не надо, не ищи
в хлеву изящного кларнета -
с весны к зиме готовим лето,
и мышь подпольная пищит
про апельсин и клавесин,
про то, как свеж закат и розов,
но стих укатан танком прозы,
и псинам не понять осин.
А Гамлет, слёз офельих для
всё знай себе бубнит и стонет:
трагедь идёт, а девка тонет,
не понимая ни-че-го.

В день именин особый шик
святого тиснуть на татуху,
но божье ухо к стёбу глухо,
и бородинский злой мужик
француза вилами проткнув
Кутузова под чарку славит.
И не Шекспир здесь балом правит,
но Достоевский держит кнут,
а пряник прячет от людей,
и мармелад - фамилья Сони.

И ночь от ночи всё бессонней,
и мышь пищит незнамо где.

@темы: @стихи

10:45 

ночь нежна

неча на роршаха пенять, если vanish палёный



Сердце ластится к уму.
Календарь плодит чуму.
Белка спит, и птичка спит.
Время в прошлое летит.
Жизнь похожа на ежа:
шумна, колка, хороша.
Ночь бела и одиозна.
Радио рокочет грозно
о валютах, о долгах,
о злодеях, о бегах,
о премьерах, о Люмьерах,
и о неотложных мерах.
Все министры видят сны
жёстче досок из сосны.
Спят Навальный и Собчак.
Пруд Таврический зачах.
Грешник пьёт еловый сок.
Мальчик мнёт во сне носок.
Таракан водою сыт.
Конь на пьедестале спит.
Старичок пасёт кота.
Бредит Пётр Пустота.
Спит троллейбус, спит трамвай -
допивай и наливай.
С крон посыпались птенцы.
В лужах тают леденцы.
Цепь сомкнулась вдругопрядь:
не разъять, не распаять.
Чайки плачут на постах
у Литейного моста.
Дремлет праздный Эрмитаж -
каждый зал, подъезд, этаж.
Ложь и мзда, разбой и блуд
выдают себя за труд.
Люди делают лицо
хрена из, и холодцов.
Выпускницы и курсанты:
платья, ленты, аксельбанты -
всё смешалось наяву.
Содрогаюсь, но живу
без оглядки на народ -
вспять, назад, наоборот.
Без надежд из под одежд
чту винительный падеж.
Чту указы от властей
всех обличий и мастей.
Жну, как должно, свой надел
из безделиц между дел.
Но не верю, и не жду
(ни в семнадцатом году,
ни - когда ещё случится
в руце смирная синица,
либо в небе журавель),
Петербург - не Куршавель.
Здесь не пряники и слойки -
здесь трущобы, либо стройки.
Здесь в ночи узбек таджику
контрафактную аджику
из грузинских закромов
продаёт за пять сумов.
Ночь полна тревожных снов:
дверь на крюк, и на засов.
Спят одни, не спят другие -
благонравные, лихие.
И мерзавцы, и герои,
где один, а где по трое
ночь проводят как хотят.
Кошка вывела котят
поглядеть на это диво:
шили ровно - вышло криво.
Ну, да ладно, не впервой
в обстановке полевой.
Прожит день, и выпит брют.
Новый век как прежний лют.
Снаряжаем мышеловки
(ловят плохо - мыши ловки).
Четверть часа на стихи,
и замаливать грехи
перед скрягою Морфеем:
что желали, то имеем.

Бог глядит в земную тьму.
Дух противится уму.
Над винилом спит игла.
Ночь нежна, и ночь светла.
И в иголку на постой
шелкопряд вдевает нить.
И стихов колпак пустой
слишком тих, чтоб с этим жить.
Эй, душа, себя не мучь,
не ищи трудов взаймы.
Стань легка, как лунный луч,
и беспамятна, как мы.

@темы: @стихи

11:07 

ив роша

неча на роршаха пенять, если vanish палёный
держи держи его оксана
он продавец из ив роша
пусть даст нам пробники и карту
и шарм

@темы: @стихи, @порошки

12:35 

офелия

неча на роршаха пенять, если vanish палёный
офелия наденьте ласты
там караси и глубоко
ну что мне делать с вами пьяной
такой

@темы: @порошки, @стихи

11:48 

практиканты

неча на роршаха пенять, если vanish палёный
орешек знанмй тверд но все же
мы не привыкли отступать
глядим в чертеж ворчим хуясе
ипать

@темы: @порошки, @стихи

07:38 

по наитию

неча на роршаха пенять, если vanish палёный
Ни сдать в ломбард, ни спрятать под коростой
нам, видно, не удастся наши души.
Болеем, но растём. Болезни роста
пройдут, конечно. Навостривши уши,
я слышу, как пищат от счастья дети
наивные, и зла не замечают.
Им интересно всё на этом свете,
они и плюшке радуются с чаем.
А жизнь уже готовит им подарки:
капканы, западни, и всяку бяку.
Но им и дела нет: их полдни жарки,
их вечера таинственны, и мраку
ночному не под силу усмирить их.

Вот так и мы порой, как эти дети -
живём не по уму, а по наитью,
и счастливы дышать восторгом этим.

@темы: @стихи

01:10 

деньрожденье мити

неча на роршаха пенять, если vanish палёный
на деньрожденье митя выпил
текилы брюта коньяка
уже упал но вроде дышит
пока

@темы: @стихи, @порошки

23:14 

ча-ча-ча

неча на роршаха пенять, если vanish палёный
Когда тверда рука у врача,
на крайний случай - у палача,
можно это принять, не квохча.

В нашем же случае,

умильно гримасничая и злобно рыча,
рвач стремится урвать у рвача
город, носивший никнейм Ильича.

И башня на Охте - не символ сча -
один из симптомов паралича.

Один миллион человеко-ча -
и не понять без магарыча:
с чего всё нача, и чем всё конча
и в чью ещё голову ударит моча.

Глядя ли в сторону, молча ли, крича -
всё равно не дозваться врача,
не дозвониться до палача.

ча-ча-ча

@темы: @стихи

caught a lite sneeze

главная