• ↓
  • ↑
  • ⇑
 
17:57 

ноябрь

неча на роршаха пенять, если vanish палёный
Ноябрь, ноябрь, моя ли в том вина,
что небо сеет снег на город тёмный?
Что набережных мрачных имена
созвучны псевдонимам рек сплетённых?

Зачем я здесь осипшим зимним псом
на Красный мост над Мойкой снова вою?
Зачем вода под дремлющим мостом
не хочет быть ни мёртвой, ни живою?

И слышу я в ответ: "Затем, что здесь
твой город, ты – единство без зазора,
всё слито в вас, весь свет и сумрак весь,
все имена для славы и позора.

И оттого твоя, твоя вина
во всём, что было здесь, и дальше будет.
И в том, что Мойка в зиму влюблена,
И в том, что небо снегом крыши студит.

Но не грусти – я только лишь ноябрь,
нас дюжина, и наш порядок прочен:
за мной декабрь, январь, нескоро я
опять вернусь сюда к тебе и прочим.

На мост не вой, без горя не тужи –
иди домой и снова пробуй жить".

@темы: @стихи

20:48 

дикий мёд

неча на роршаха пенять, если vanish палёный
Здесь место, где кончаются стихи.
Здесь только жизнь, жестока и прекрасна,
нам шепчет правду. И слова тихи
подобно сну, забытому напрасно.
Тут холодно, тут не найти тепла:
не тают льды эпохи равнодушья.
И если чья-то воля и светла -
то не моя. Всегда бежать удушья,
и равно чар свободы избегать -
вот жребий тех, кому ещё осталось
пройти насквозь болото через гать.
Чтоб пусть не милость, но хотя бы малость
надежды и покоя обрести,
ступив на землю твёрдую ногою.
И пусть теперь герои не в чести,
но сочетаться с истиной нагою
лишь им дано. И сей любви плоды
наследуют, покамест миру нужен
железный бог, рождённый из руды,
и полотняный, вытканный из кружев.

Невинные - мы в муках рождены,
и кровью материнскою омыты.
В насмешку, для раздора и войны.
И, славою неправедной покрыты,
мы сходим в землю - нищи, как Иов.
И суетою вслед нам ветры веют...
И - тщетно плесть гармонию из слов,
которые там веса не имеют.

О, пасечник! храни наш мирный рой
и в праздности, и в дни трудов никчёмных.
И в пору бед, нагрянувших порой.
И в светлый день, и в полночь мыслей тёмных.
Пусть улей мал, но есть и в нём нужда
и клеверу, и хмелевому цвету.
Пчелиной сути тягостна вражда -
но свойственна приязнь к теплу и лету.
Но всё ж - не осуди, читатель мой -
не нам с тобою мёд заначен в соты.
Не ради нас несут его домой
с обыденной и праведной работы.
И если ты герой - твой путь лежит
в леса глухие, в сень деревьев древних,
где вольно и свирепо рой жужжит.
Где диких пчёл - оплот и дом. И дневних
забот не в тягость вынести пчеле.
Там дикий мёд, честней, чем в улье ближнем,
и слаще, чем улыбка на челе
красавицы, распятой в створе нижнем.

Там дикий мёд, хранимый сталью жал
безжалостных, отточенных от роду.
И тот, кто этой стали избежал -
добудет мёд, и обретёт свободу.

@темы: @стихи

01:14 

порошок уходи

неча на роршаха пенять, если vanish палёный
порошок уходи
прочитал я в малярном цеху на стене
и ушёл
и стало мне спокойно и хорошо

потому что глупо искать покоя в стальном цеху
где серая краска равна лояльности
а оранжевая греху
где с утра матерят начальника похмельные мастера
где работа не ладится но дел всегда до хера
где красят битые лады ситроены ауди опеля
цена которых колеблется от до**я до нуля
где от вечного бля не прибавится ни рубля
ни счастья ни крупицы светлого за душой

мир - он такой большой
а человек маленький
но свободный
может искать и найти себя где угодно
люди могут строить и расписывать храмы
мастерить для шедевров рамы
помогать своим папам и мамам
растить детей и тюльпаны в своём саду

но человек зачем-то работает в малярном цеху
и добровольно живёт в аду
им же построенном
заботливо обустроенном
с кофейным автоматом при входе
с голыми девками на рекламе автоэмали
которую двадцать лет со стен не снимали
хули жить можно вроде

и всё хорошо
да что-то нехорошо

человек уходи из ада
своими ногами

пока не поздно
уходи отсюда

следуй за мной
следом за порошком

@темы: @стихи

00:24 

тревожно

неча на роршаха пенять, если vanish палёный
Не летай самолётами, лучше ходи пешком,
безучастность толпы лёгким шагом насквозь пронзая.
От случайных смертей не откупишься злым стишком.
Небо стало таким опасным, ты знаешь, зая.

Не спускайся в метро, эти станции не спасут,
пассажиры глаза за экраны смартфонов прячут.
Безопасности нет наверху, а уж там, внизу
и подавно, и все заверения мало значат.

В этот покер с судьбой нам играть не к лицу уже -
слишком слеп её меч, он нескоро вернётся в ножны.
И тревога по лицам и в дательном падеже:
мне тревожно, тебе тревожно, нам всем тревожно.

@темы: @стихи

17:11 

капитан дзек ваабей

неча на роршаха пенять, если vanish палёный
мне тли года всиво
но атяяный йя
сница мне акиан
и с ром-бабами ботька

йя ва сне капитан
капитан калабля
калабля капитан йа
и тотька и тотька

@темы: @стихи

01:29 

птенцы

неча на роршаха пенять, если vanish палёный
на родниковый день мурашковый закат
набросит нежный шёлк и в далеке далёком
совиный жёлтый глаз кузнечиковый стрёкот
тропинки через луг и свежие стога
прохладой ручеёк лощинку остудит
жизнь пряна и горька и оттого так ценна
свирель из тростника хрупка и тонкостенна
и комариный мир в гармонии гудит
птенцы из гнёзд глядят на тёплый летний мир
им невдомёк ещё когтей совиных право
летание без крыл жестокая забава
но воздух осязать торопятся они

@темы: @стихи

16:35 

или-или

неча на роршаха пенять, если vanish палёный
и если жизнь не в свой черёд
пусть даже пули не отлили
мы вновь сыграем в или-или
в наш подвиг кратный четырём
стенам стволам горстям краям
прорывам залпам трибуналам
и карта ляжет в поле алом
а в чёрном поле сотни ям
проглотят тех кто не играл
кто решетом черпал надежду
побед и поражений между
кто жить хотел но умирал

@темы: @стихи

19:45 

бульон

неча на роршаха пенять, если vanish палёный
Иду Арбатом, трезв и свеж,
в руке три белые гвоздики.
Мужик распущенный и дикий
суёт кулак лопаток меж:

- Эй, друг! Похмелье, брат, горю!
Мне б щас поправиться чутка бы.
Украли деньги злые бабы.
Дай стольник, правду говорю.

- Ну да, а денег был мильон,
аж разошлись по шву карманы.
Зачем ведусь я на обманы?
Пойдём, куплю тебе бульон.

Бульон полезнее душе,
чем темнота сивушной были.
Тут многие без меры пили,
и все на кладбищах уже.

Хватает жёстко за плечо
меня чужих гробов радетель
- Я за базар тебе ответил,
Цой жив, и Хой, и Круг, ты чё!

- Иди проспись, мужик, ау,
ты стекломой не пей помногу,
пусти плечо и дай дорогу,
и не шуми на весь аул.

Адепт этила бьёт меня
рукой презрительной и слабой.
Я отвечаю хуком с правой.
Не бой, а сущая хе*ня.

Нокаут. Полежав ничком
мужик пытается подняться.
Откуда силам в теле взяться,
скажи мне, синий мой Кличко?

Люблю я жизнь за смех её,
подчас искрит не хуже кремня.

Разбитым ртом он говорит мне:
- Ну *** с тобой, купи бульон!

@темы: @стихи

15:34 

мальчик-зима

неча на роршаха пенять, если vanish палёный


Мальчик-Зима одиноко идёт по городу.
Такой нежеланный,
неузнанный,
незнакомый.

Люди в домах всё ещё противятся холоду.
Они, горожане,
не созданы
для охоты.

Мальчик-Зима размечает тропы для смерти.
Кто-то уже
задохнулся
от этой стужи.

Если хотите – знайте, а нет – не верьте.
Льдинки в душе
обернутся
чем-то похуже.

Девочка-Свет раздвигает в окнах гардины.
Солнца так мало
в улицах
безнадежных.

Девочка-Нежность рисует углём картины:
осы и жала
в лицах их,
и одеждах.

Мальчик-Зима открывает сезон охоты -
охоты
человека
на человека.

Холод удушья, как воротник гаротты -
кто ты –
проклятье века?
погибель века?

Девочка-Счастье дарит куклу ребёнку.
Малыш восхищён,
он верит
в сказку и в чудо.

Декабрь стрижёт весь мир под одну гребёнку:
никто не прощён,
никто не выйдет
отсюда.

Девочка-Мир, примири нас, пока мы живы.
В чёрствых хлебах
отыщи нам
тёплую крошку.

Мальчик-Зима выстужает всё, что могли мы -
стужа слепа,

не кричи,

молись понарошку.

@темы: @стихи

00:14 

верещагин

неча на роршаха пенять, если vanish палёный
Таможенник Верещагинъ не дозволяет мзду,
служит не ради денег, и даже не за звезду.
А контрабанду, тем временем, всё везут и везут -
меха-потроха-напёрстки, рыбий жир и мазут.

Как тут не опечалиться, как не выпить с утра?
павлины засрали садик, не лезет в глотку икра -
ни чёрная и ни… чёрная, и снова плачет жена
суженая-наречённая, бледна и напряжена.

А радиограммы сухо приказывают: терпеть.
И смотрит циничный Сухов, как из нагана смерть.
И волны солёны и жарки, и нет прохлады в душе,
и всё как трупу припарки, и дальше только хужей.

А ночью снятся покосы, и заливные луга,
и шелковистые косы, и тонкая в кисти рука.
Но утро сон выжигает, и снова долг и приказ.
И на волне поджидает усталый мирный баркас.

@темы: @стихи

01:12 

анонимные алкоголики празднуют день поэзии

неча на роршаха пенять, если vanish палёный
Не открывай своё мне имя,
скорей бутылки открывай -
ты в доску свой, а со своими
и водка мёд, и в морге рай.

Бывает, даже анонимность
нам службу служит в нужный час:
не назовёшь Фаину Ниной,
и не получишь рюмкой в глаз.

А День поэзии как праздник
ничем не хуже Дня сурка:
вот Пушкин - пил, блудил, проказил,
а стал поэтом на века.

И первый грешник анонимный,
презрев закуски из грибов,
спешит настойку «Грудь Мальвины»
занюхать томиком Рембо.

Второй кричит болотной выпью
(какой порыв, какой литраж):
- налейте в вазу, залпом выпью!
Ох, ни хера ж, ох, ни хера ж…

Три капли не допил я, друже -
на дне оставил для врага.
Теперь давай, как Пушкин – кружкой!
У гроба скажут: - пил, ага.

Стихи писал – чего же боле?
Пал молодым, почти как Че.
Больной? А кто из нас не болен?
Не будем ныть, и вообще

не в водке дело, не об этом
писал великий Степанцов:
поэтом жил – умри поэтом.
Читай стишки для праотцов.

@темы: @стихи

04:05 

сельские гастроли

неча на роршаха пенять, если vanish палёный
решил что беглый уголовник
хотел пальнуть и тело в лес
но тут кума заголосила
то ж лепс

@темы: @стихи, @порошки

16:50 

поскольку жизнь

неча на роршаха пенять, если vanish палёный
Поскольку жизнь не более, чем встреча
случайных лиц на пыльных перекрёстках -
нам нет нужды в объятьях и прощаньях,
как нет нужды в гармонии пчеле.
За каждым днём приходит мудрый вечер,
и ночь с вуалью неба в звёздных блёстках.
Когда не нужно новых обещаний,
и ангелы спускаются к земле.

Чужая жизнь, похожая на поезд:
войдешь и выйдешь, и уже не вспомнить
вокзал страстей и полустанки судеб.
Вот новый поезд тронулся, звеня.
Пора-бегу-прости-до встречи, то есть
когда-нибудь увидимся, должно быть.
И снова ложь. Не встретимся. Не будет
ни встреч, ни поцелуев, ни меня.

В театре жизни нет, увы, суфлёра.
Все роли розданы невидимой рукою:
грустит Офелия, гримасничает шут.
Я знаю: этот занавес опустят
когда-нибудь, возможно очень скоро.
Играй, играй, но будь самой собою.
И, может быть, тебя не предадут.
Будь сильной, ангел мой, живи без грусти.

Зима уходит, снег повсюду тает.
Пора любви, но некого любить.
Любовь всегда подобна воровству:
в любви нужны и смелость, и несмелость.
Любовь – полёт, кто может, тот летает.
И я не в силах ничего забыть,
сменив однажды Питер на Москву
совсем не так, как мне того хотелось.

@темы: @стихи

19:43 

падший

неча на роршаха пенять, если vanish палёный
А когда своё отлетаю -
напиши ей тогда две строчки:
провинился,
низвергнут,
точка.
Или может быть, запятая?

И ещё потом напиши ей:
мол, любил,
тосковал,
спешил.
Может быть, в глубине души
с неба падшего пожалеет.

@темы: @стихи

11:18 

от фонаря

неча на роршаха пенять, если vanish палёный
ночь улица фонарь потеха
нет блок подумал ерунда
а где мы морфий покупали?
ну да

@темы: @стихи, @хокку

03:48 

кошки-мышки

неча на роршаха пенять, если vanish палёный
Желание в одно соединиться
бросает нас в объятия столь часто,
что некогда бывает объясниться
в непонимании и безучастьи.

И мы опять не слушаем, не слышим,
мы ждём, что кто-то нас извне помирит.
И только Бог, а может, просто мыши
нам шепчут о слезах в голландском сыре.

О черепках, которые не склеить,
о суете, помноженной на годы.
О том, что волки тоже могут блеять,
а овцам нет и дела до свободы.

Не волки, нет. Не овцы. Воплощенья
кошачьих душ в обличье человечьем.
Мы никому не жалуем прощенья.
Меж нами - только раны и увечья.

Мы знаем - эти сырные уловки
нам не заменят кровь того, кто дышит.
Мы - хищники: быстры, жестоки, ловки.
Но Бог умён, и гибнут только мыши.

Желание в одно соединиться
связало наши жизни, не иначе.
Нам некогда и не с кем объясниться.
А сыр по мышкам никогда не плачет.

@темы: @стихи

18:00 

детский космос

неча на роршаха пенять, если vanish палёный
...и кошку в шутку звали Терешковой,
и книжки про Гагарина читали,
во сне к Сатурну запросто летали,
и грезили наутро лётной школой.

И на воскресных утренних сеансах
гляделись в звёзды цвета стылой стали.
И иногда, взрослея, дорастали
до Брэдбери, до хроник марсианских.

Нам всё казалось правильным и важным:
ревущий конус взламывает небо,
уходит в мир, где ты ни разу не был,
и вдохновляет к подвигам отважным.

Вот Спасской башни силуэт ракетный,
вот спутник, невесомо в тьму летящий...
Советским детям космос снился чаще,
чем отчий дом, конфетный и паркетный.

@темы: @стихи

16:20 

в твоём саду

неча на роршаха пенять, если vanish палёный
В твоём саду цветёт миндаль,
и я от счастья расцветаю,
простым воробышком летаю,
и крошек жду твоих - кидай!
Весь мир уютен и пригож,
весь сад для нас одних навечно.
Принцессой милой и беспечной
из лягушачьих мокрых кож
изящно выскользни ко мне -
и я, простецкий воробьишка,
как обещала в детстве книжка,
к тебе из травок и камней
вернусь прекрасным дураком
и пёрышки с ладошек сдую.

В лягушке разглядел звезду я,
в твой сад наведавшись тайком.

@темы: @стихи

01:05 

ангел чумы

неча на роршаха пенять, если vanish палёный


Над письменами линий,
над стенами из камня
плывёт в небесной сини
прекрасноликий ангел.
На неподвижных крыльях
распластанный в потоке
скользит над жёлтой пылью,
лежащей на дороге.

И город в смертной тени,
чумной и ждущий чуда,
готов принять спасенье
неведомо откуда.
Не верящие в Небо -
в чуму всегда поверят.
Чума решает слепо:
отрежет - не отмерит.

Верни же им надежду,
избавь от страха смерти.
Пусть будет всё, как прежде
на этой жалкой тверди.
Пусть будет всё, как было
до дня чумного мора,
когда беда накрыла
безжалостно и скоро.

Но нет, ты послан с местью,
ты собираешь души.
Крыла покрыты жестью.
А стоны - тише, глуше.
И нет в тебе надежды,
жестокий ангел смерти.
И ныне, как и прежде,
на этой жалкой тверди
чума косою косит
и жнёт серпом без счёта...

…и падают колосья,
и тщетно молит кто-то
о милости и мире -
молитву еле слышно.
И взмах серпа всё шире,
и небо неподвижно.

@темы: @стихи

14:48 

на распутье

неча на роршаха пенять, если vanish палёный
"Пусть будет мерой чести Ленинград" -
слова Берггольц ещё не стёрло время.
Пусть нет войны, но нынешнее племя
всё медлит на распутье: слева ад
призывно рдеет пламенем соблазна,
направо - рай: стерилен, бел и пуст.
И зрит Господь, не размыкая уст,
как человеки, суетно и разно,
влачат свой срок вне зла и вне добра.
И ангел надо всеми, недвижимо -
как будто спит. И дни проходят мимо.
И правит жесть заместо серебра.

@темы: @стихи

caught a lite sneeze

главная