Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
  • ↓
  • ↑
  • ⇑
 
01:53 

пополам

неча на роршаха пенять, если vanish палёный
Знаю, что жизнь брезгует прошлым,
брезгует пошлым, брезгует злым.
Жанр мемуарный сладок и тошен,
долгая память - пепел и дым.
И от победы лишь слог до беды:
равно возможны, равно ничтожны.

Там, где нельзя ближнему верить,
там, где в заздравной медленный яд -
семь раз по семь никогда не отмерить,
так только дразнишь судьбу, говорят.
Было, тянул этот жребий и я -
плётка не тётка, а ворон не лебедь.

Это не повод и не причина:
если весь порох скормили стволам -
помни свой долг прежде званий и чина.
Личный жетон раздели пополам:
там, где живому награда мала,
мёртвому хватит одной половины.

@темы: @стихи

19:57 

в гостях у сказки

неча на роршаха пенять, если vanish палёный
Скажу как есть: я лучник не из метких -
и близорук, и руки не того...
Но, знать, моё везенье таково,
что запустил стрелу сквозь дождь и ветки,
и потерял, и не сыскать никак.

Ходил-бродил, в сапог воды набравши,
гляжу - лягушка прыгает в траве
с сияющим венцом на голове.
Когда б ушёл, судьбу не испытавши,
то был бы просто сказочный дурак!

Беру её немытою рукою,
целую так и этак... Ни-че-го.
Зелёная красавица моя
лишь лапками сучит от непокоя.
и пучит глаз. А кстати, где стрела?

Стрелы-то нет! А в сказке всё конкретно:
"и в лапках держит оную стрелу".
Подробности мне эти ни к селу,
ни к городу. Лягушка безответна,
дождь льёт и льёт, паршивые дела...

Пошёл искать стрелу, уже с квакушкой,
и три часа спустя - нашёл, нашёл!
Схватил её (стрелу) и вижу шоу:
лягушка вдруг раздулась всею тушкой
и лопнула. Ну, всё как я хотел!

Стоит напротив стройная девица
в зелёном вся, во лбу звезда горит
(нет, не звезда - фонарь). И говорит:
Игнат Фомич, куда это годится,
опять ты эти мухоморы ел?!

Весь местный МЧС по лесу рыщет
с субботы, задери тебя медведь,
ну надо ж совесть всё-таки иметь!
А за грибы заплатишь штраф три тыщи,
не погляжу, что думский депутат.

Тут потемнело всё перед глазами,
очухался - перед ольхой стою,
и плачусь ей про долюшку мою.
А мухоморы в руки лезут сами.
Тут вспомнился мне случай год назад:

Скажу как есть: я лучник не из метких -
и близорук, и руки не того...

@темы: @стихи

01:43 

человек человеку

неча на роршаха пенять, если vanish палёный
Наше будущее бесплотно,
наше прошлое пьёт из нас
не до дна, но уже почти -

и мы строим не мост, не плот, но
стену грёз на последний час.
Кто считал овец, тот сочти

и волков жестокости нашей,
и стрекоз мечтаний пустых,
и стихов напрасных страницы.

В пустоту кулаками машем,
но безлюдны наши посты,
и размыты наши границы.

Повторяем хором и ором:
человек человеку брат,
волк, сестра, президент, сиделка,

кислород с азотом и хлором,
подвиг, мера, конвой, откат,
и без общей выгоды сделка.

@темы: @стихи

01:23 

смерть меркуцио

неча на роршаха пенять, если vanish палёный
"Вот смерть твоя! Оборотись, Бенвольо..."
- сказал Тибальт, и был убить готов.

Костюм героя сер и трачен молью,
толпа ревёт, и скалит сотни ртов.
Меркуцио, отчаянный насмешник,
кто знал, что жернова судьбы твоей
столь слепы: равно праведник и грешник
размолоты в муку прошедших дней
напрасных. Да, Меркуцио, напрасных.
Не то беда, что рана так кровит:
страшнее жить во тьме времён ужасных,
когда один другого норовит
отправить в ад, где всем нам ныне место.
Но всё же, есть надежда на краю
погибели - не боги месят тесто
из коего пекут хлебы в раю.

Меркуцио, пусть взор твой застлан болью,
и некому молитву вслух прочесть,
и смертный час твой горек слёзной солью -
отдай им жизнь, себе оставив честь.

@темы: @стихи

00:20 

месяц март. день восьмой

неча на роршаха пенять, если vanish палёный
Спасибо девчонкам – подругам и жёнам
за мир и за всё, сотворённое в оном –

за нежность ноктюрнов, за встречи в ночи,
за верность, неверность, младенцев, борщи,
за кодекс дуэльный, за трепет в душе,
за вырезы платьев, за грацию шей,

за юмор, лукавство, бельё, каблучки,
овсяную кашу, петрушки пучки,
трюизмы и истины, шёпот и смех,
за то, что закуски хватило на всех.

за завтраки, ужины, шпильки, бикини –
за всё, чем богам интересны богини.

@темы: @стихи

19:29 

листы

неча на роршаха пенять, если vanish палёный
Человек сидел за пустым столом –
только лист, карандаш, и он.
Тихий скрип по листу превращался в стон,
и звучал, как древний псалом.

Человек писал о вершинах гор,
о коварстве горных снегов.
И о тех, кто ждал за горами его,
и о тех, кто ждёт до сих пор.

Человек за строкой выводил строку,
буквы в лист, как в сердце, вонзал.
Карандаш разрезал его, как фреза,
и колол, как финка в боку.

Человек писал, как терял друзей,
как менял любовь на тоску.
Как был скор на удар, а на ласку скуп.
Как шагал навстречу грозе.

Человек в абзац упирал абзац,
и по новой, с красной строки,
объяснял себе, как он стал таким
много дней и строчек назад.

А потом его жизнь помятым ведром
полетела в колодец тьмы.
И уже не вернулась обратно, ведь мы
любим тьму, но не любим гром.

И соседи собрали за мёртвым листы,
и пустили в проём окна.
И листы летели - нельзя догнать.
Город ждал их, тёмен и стыл.

Дети брали листы и, за сгибом сгиб,
превращали их в корабли.
Но кораблики гасли в серой дали,
и когда последний погиб,

дети стали листы превращать в крыла,
самолётики мастеря,
и смотреть, как листы в темноте парят,
как их ест холодная мгла.

А потом все дети отправились спать,
ведь листы - всего лишь листы.
Но их правду запомнили я и ты.

И напишем об этом опять.

@темы: @стихи

21:43 

июньский этюд

неча на роршаха пенять, если vanish палёный
Кто вспомнит этот городской июнь -
тот вновь увидит летнюю эстраду
в воскресном парке, занятом людьми
как занимают побережье птицы.

Им, людям, нипочём не объяснить,
как, джаз жары сменив на блюз прохлады,
зовёт фонтан восторженных детей,
но сам восторгов их не разделяет.

Сияет Исаакий за Невой,
твой ноутбук стреляет новостями,
стихами, спамом, ценами на нефть -
всем тем, к чему так равнодушно лето.

@темы: @стихи

01:08 

кавалергард

неча на роршаха пенять, если vanish палёный
Как жалкий трефовый валет
из строя выбит:
казалось, пуля вскользь, но нет -
насквозь, навылет.

И тяжко валишься с коня
в густую слякоть.
Свинцу иконка не броня.
А думал - в мякоть...

Чины, парады, ордена -
к чему всё это?
Война пьянила без вина,
но песня спета.

Схлестнулись с корпусом Груши
у батареи -
кто в рубке голову сложил
не постареет.

Теперь не знать уже побед
и отступлений.
На мертвецах обетов нет
и искуплений.

Тьма наползает из-под век,
в крови кокарда.
Увы, и впрямь недолог век
кавалергарда.

@темы: @стихи

05:08 

о поездах и людях

неча на роршаха пенять, если vanish палёный
Как поезда, уходим каждый в срок,
и опоздавших сразу забываем.
Считаем вёрсты пройденных дорог,
консервы душ неловко открываем.

Не разбавляя спирт, за счастье пьём,
но сухари размачиваем в чае.
Сдаём себя недорого внаём,
звеним в карманах мелочью, ключами.

Успех для нас - залог грядущих бед.
Закрыты кассы, словно бы нарочно.
Вокзал вздыхает поезду вослед
и крестит рельсы железнодорожно.

А мы опять страшимся катастроф -
чуть вспыхивая, быстро угасаем.
Затачиваем грифели остро
и смыслы между строчками бросаем.

Бросаем, нас бросают. Впереди -
тупик, где спят разбитые вагоны.
Им снятся перегоны и пути.
Гудок басит – кому он здесь, о ком он?

Здесь в тамбуре в слой краски на стене
вцарапано: «Не кайся и не бойся.
Готовься к наступающей зиме.
И к будущему времени готовься».

@темы: @стихи

05:02 

фили шу

неча на роршаха пенять, если vanish палёный
Танюша была в детсадовской группе самой маленькой, но этот смешной человечек из шкафа был ещё меньше. Вообще-то из шкафа он выходить не хотел, но Танюша выманила его пряничком, припрятанным с полдника.
- Как тебя зовут? – спросила Танюша.
- Фили Шу, но ты можешь звать меня просто Филя – прозвенел человечек, голос у него был как маленькие колокольчики, когда проводишь по ним пальчиками. А одет он был в голубую пижамку с жёлтыми бабочками. И босиком, никаких тебе тапочек и даже носочков на нём не было.
- А нам воспитательница Вера Анатольевна говорила, что в шкафу живёт Угомон, и что он ночью вылезает из шкафа и утаскивает к себе детей, которые болтают, вместо того чтобы спать.
- Нет там никакого Угомона, – сказал Филя – там только одежда на вешалках и старое одеяло, оно пыльное, и я там чихаю.
- А что ты вообще там делал, в шкафу? – спросила Танюша подозрительно.
- Ждал завтра. Завтра ведь праздник и представление, мне обязательно надо там быть – прозвенел Филя с самым серьёзным видом.
- А как ты на праздник попадёшь? – засомневалась Танюша. – Там же все дети будут с родителями, а твои родители где?
- У меня родителей нет – грустно ответил Филя. – У меня есть только Наставник, он очень умный, но строгий. Он мне важное задание поручил, я не могу его подвести.
- Ну, раз так, тогда конечно. – промяукала Танюша озадаченно – А хочешь, я буду как будто бы твоей мамой, приведу тебя на утренник за ручку, и скажу: это мой Филя, можно просто Филя.
- Я не простофиля, - обиженно надулся человечек – я просто… Филя! – И тут ему вдруг стало очень смешно, он разулыбался и тихо забулькал, как маленький весёлый чайник, и Танюша, глядя на него, тоже забулькала и засмеялась. Они вдвоём смеялись долго-долго, и никак не могли остановиться, аж в животе защекотало. Наконец, насмеявшись вдоволь, Танюша сказала:
- Так и сделаем, вот завтра все удивятся! И мои папа с мамой тогда сразу поймут, что надо было подарить мне на День рождения щенка, как я просила. Только теперь, Филя, я щенка уже не хочу, потому что ты гораздо веселее и с тобой нипочём не соскучишься.
- Спасибо тебе, теперь я точно на ваш праздник попаду! – обрадовался Филя. – Только щенка тебе всё равно подарят, уж я об этом позабочусь. Это очень важно, ведь тебе надо о ком-то заботиться, тогда ты быстрее станешь взрослой, как твои мама и папа.
- А я совсем не хочу становиться взрослой, взрослые всё время хмурятся, и ещё они вместо вкусных конфет едят суп и макароны, а я эти макароны не люблю.
- Ты так говоришь, потому что у тебя пока нет ни щенка, ни друга – тихо и серьёзно сказал Филя и взял Танюшу за руку. – Мне сейчас же нужно рассказать про тебя Наставнику, про то, какая ты хорошая и добрая, и ещё - что ты настоящий друг. А ты пока ложись и поспи, а то завтра на празднике будешь зевать и клевать носом, как твоя бабушка Нюра, когда она тебе варежки вязала. Не подведи меня, я на тебя очень надеюсь.
Сказав это, Филя быстро и ловко прошмыгнул в полуоткрытую дверцу шкафа – только его и видели. Таня хотела шмыгнуть за ним, но только больно ударилась о дверцу лбом. Когда она открыла шкаф, там уже никого не было – только висела на трёх старых вешалках одежда и лежало сложенное зелёное одеяло. Танюша очень удивилась, но ещё больше расстроилась – ведь она забыла назвать маленькому босому человечку своё имя! Как он теперь про неё своему Наставнику расскажет? Но расстраивалась Танюша недолго, ей неожиданно подумалось, что если сейчас и правда лечь спать, то утро придёт очень скоро, а вместе с ним придут и Филя, и праздник, и мама с папой. Танюша забралась в кроватку, положила рядом любимого мишку, укрылась одеяльцем, и как-то сразу незаметно заснула.
Ей снилось, как сначала из шкафа вылетела удивительная пушистая сова с огромными медовыми глазами, а потом шкаф вдруг превратился в двери праздничного зала, и Танюша в костюме прекрасной принцессы вошла через эти двери в праздник, а там её уже ждали нарядные дети и их улыбчивые родители, и ещё воспитательница Вера Анатольевна, почему-то в костюме Бабы Яги с криво повязанным на голове платком в узелках. И мама с папой тоже были здесь – они смущённо протягивали Танюше крошечного и очень миленького чёрно-белого щеночка, а щеночек высовывал розовый язык и смотрел на Танюшу добрыми доверчивыми глазами.
- Где же мой просто Филя? – удивилась во сне Танюша. – Он же мне обещал, он не может не придти!
- Я здесь. Разве я теперь могу без тебя? – прозвенел откуда то сверху знакомый голос - словно маленькие колокольчики, когда по очереди проводишь по ним пальчиками.
Танюша подняла голову и сразу увидела Филю – он сидел на люстре и болтал босыми ногами. И улыбался озорно, как умеют только настоящие, самые лучшие друзья.
Тут умная Танюша вдруг сообразила, что никто, кроме неё, Филю не видит.
- А меня зовут Татьяна! – неожиданно для себя выпалила Танюша в сторону люстры. А Филя в ответ задорно расхохотался, дрыгая ногами, и тут уж Танюша не выдержала, и стала смеяться так, как никогда ещё не смеялась.

А мудрая пушистая сова, неподвижно усевшаяся на полке среди мягких игрушек, и оттого никем не замеченная, вдруг понимающе мигнула огромными медовыми глазами.

@темы: @сказки

00:08 

ковчег. наводнение

неча на роршаха пенять, если vanish палёный
Вода сошла с небес. Мой мир кричал.
Но крики быстро затихали в буре.

Ребёнок спал в овечьей мягкой шкуре.
Потоп был страшен. Горе и печаль
заполнили Ковчег, сгустился воздух.
Притихли все создания Его.
Один лишь час – не стало ничего.
Как всё же жизнь забрать бывает просто.

Никто не выжил. Ни один. Никто.

В руках Его не стало места людям.
Где край воде? Где все мы завтра будем?
Ответа нет. Всё тщетно. Всё не то.

Ковчег идёт, расталкивая волны.
На небе тьма, И тьма во мне самом.
Не выплакать отчаянье псалмом.
Но жизни и надежды клети полны.
Я, Ной, закончу дело дней моих.
Я проклят, знаю, но семья со мною.
Наперекор дождям и ветра вою
я выдержу. Я справлюсь.

Ветер стих
лишь сорок дней спустя. И воссияло
над миром солнце праведное вновь.

О, где же Ты? И где Твоя любовь?
Смотри же, что с детьми Твоими стало.

Дай мне беспамятство.
Спит дочь моя.
Живая.

Любовь Твоя – как рана ножевая.

@темы: @стихи

01:38 

ковчег. предчувствие

неча на роршаха пенять, если vanish палёный
Ковчег почти готов. Моя семья
со мной, в стенах просмоленных и прочных.

Я много лет сносил насмешки прочих,
и много раз пластался оземь я.
Я звал Его. Я спрашивал: - За что?
За что мне эта тяжесть за плечами?
Кому звенел я этими ключами?
Зачем лил воду в это решето?
Я праведен? Отнюдь. Не без греха.
Я был плохим отцом и скверным мужем.
Но я любил, я был кому-то нужен.
Теперь постель моя пуста, тиха.
Я избранный? Мне даже не смешно.
Любой другой не менее достоин.
Не пахарь, не правитель, и не воин.
Всегда один, всегда в работе. Но
теперь я жду. И тучи надо мной
по-новому увесисты и грозны.
Соседи приутихли и серьёзны.
И этот голос: - Время вышло, Ной.
звучит во мне в любой свободный миг.

Мой Ворон спит, укрытый плотной тканью.
Готов ли я к спасению? К изгнанью?

Прости их всех. Помилуй души их.

@темы: @стихи

01:33 

ковчег. предвестие

неча на роршаха пенять, если vanish палёный
В тот давний день жизнь кончилась моя.
Взамен Он дал мне ужас и надежду.
Мой долг лежит моих терзаний между.
Мне суждено ждать гибель бытия.

В тот день явился Он, суров и строг.
Сказал: - Грядёт ужасное. Готовься.
И всех, с кем жил согласно или врозь я,
узрел я прахом подле Его ног.
- Локтей три сотни вдоль, а поперёк
локтей полсотни, и смолой горячей
снаружи и внутри промазать зряче.
- Моя семья…
- Возьми с собой её.
И всякое создание Моё,
какое сможет дать приплод на суше,
возьми в Ковчег по паре.
- Но послушай,
а люди?
- Род ваш будет истреблён.
Я создал вас, вы мук моих плоды,
Я ждал от вас смирения во благо.
Но грех - как жажда. Рай не дальше шага,
да не войти, не зачерпнуть воды.
Настанет день - с небес сойдут дожди.
Огнь жажды сверх желаний утолится.

Возьми же, Ной, в Ковчег с собою птицу.
Ей имя – Ворон.

Верь. Работай. Жди.

@темы: @стихи

00:13 

гость as a ghost

неча на роршаха пенять, если vanish палёный
Он входит в мой дом, как входит в город ноябрь –
быстро темнеет и холодает, но я
уже жду его, не надеясь на оберёг:
мойры прядут впродоль, и никогда поперёк.

Он ставит диск Коэна, пьёт жасминовый чай,
мелодия вьётся осой у его плеча,
а жалит всегда меня, но к этому я привык.
Его прогнозы сбываются, его улыбки кривы.

Он достаёт блокнот, обтрёпанный по углам,
он говорит: нет веры яндексам и гуглам -
о важном только изустно, и то - додумывай сам
(в динамиках - Closing Time, и снова жалит оса).

Он отмечает фэйлы красным карандашом,
а epic fail даже дважды, он шепчет "нехорошо".
Чего уж хорошего – в море, среди тунцов и сардин,
живут и страшные рыбы – и он такой не один.

Он споро сводит в таблицу мои слова и дела
и, перевернув страницу, считает сроки телам.
Над душами он не властен – как, впрочем, и сами мы -
он дока в вопросах бедствий: войны, тюрьмы и сумы.

Я в пепельницу бросаю обрывки письма жене,
звезда в окне угасает, прощально мерцает мне.
Мой гость говорит: - "Готовься, твой срок почти что истёк.
с тебя за многое спросят, одна ошибка - и всё.

Царапай пером бумагу, но помни о мелочах:
ведь мелочи так по нраву и судьям, и палачам.
Люби свой город под небом, похожим на простыню,
которой накрыли небыль - за это я не виню".

Я просто молчу: ни жалоб, ни оправданий в ответ.
Я жду, а хоть и бежал бы - особой разницы нет.
Мои попытки, ошибки - ведь это и есть я сам.
"Нет смысла беречь пожитки" - зудит у горла оса.

А дверь заперта, но гость мой проходит насквозь её:
"Когда вас, людей, не станет, Вселенная не вздохнёт.
Вселенная многих знала, и вам судьба умереть.
Ветра развеют ваш запах, я помню - так пахнет нефть".

@темы: @стихи

01:03 

там там там

неча на роршаха пенять, если vanish палёный
Там двое больше, чем один
с одной другой поодиночке -
над скобкой проявились точки,
и смайлик муркнул: заходи.

Там, загостившись в зеркалах
где отражения случайны,
февраль радушно греет чайник
и овощной творит салат.

Там двое вместо одного.
Два зеркала: одно напротив
другого - в некотором роде
улыбка Бога, смех его.

@темы: @стихи

20:42 

такое напрасное

неча на роршаха пенять, если vanish палёный
В город,
указом в болота встроенный,
вхожу -
нараспашку души гармонь.
В город дворцов
и безоконных построек,
снятых корон
и битых жизнью ворон.

Инженерной улицей
к старому цирку,
где кони
по кругу копыта бросают,
где дети -
как родители их под копирку,
где смех –
как пьяная девка босая.

Сердце
из рёбер выпрастываю – берите!
Зачем оно мне,
такое напрасное?
Рвите и делите
на целый Питер -
горячее, злое,
как рубаха красное.

Из щелей
скалятся старухи-процентщицы,
никому не нужно
сердце человечье.
Молодой человек
на заплёванной лестнице
прячет топорик,
а прикрыть-то и нечем.

Вбегаю в трактир,
прошу подать чая.
Половой,
иудиной радостью светел,
берёт мой гривенник
и идёт, скучая,
смахивает мух
с плеча апостола Пети.

День
растворяется в сыростной темени,
Христос тянет крест
на последнюю гору.
А мне так больно -
словно ломом по темени,
словно вырвали сердце,
как трактирному вору.

@темы: @стихи

01:55 

талион

неча на роршаха пенять, если vanish палёный
Раз мы умрём – пусть все умрут.
Ударом на удар ответим.
За наших деток – вражьи дети.
Один закон, единый суд.

Ни вам ни нам – за злое злом,
за всё отплатим вам по чести.
Поляжем все, но с вами вместе,
чтоб никому не повезло.

Кто мстит – тот правый человек,
закон суров: за око око.
Закон безглазых злых калек,
неправдой вскормленных жестоко.

****
Грудной ребёнок сладко спит,
он мирными окутан снами -
вражды не знает, зла не знает.

И грустный Бог над ним стоит
и шепчет: к маме, только к маме.

@темы: @стихи

caught a lite sneeze

главная